Комитет по энергетической политике
и энергоэффективности
f
Новости Все новости
Парижское соглашение: экономико-правовые аспекты влияния на ТЭК

Парижское соглашение: экономико-правовые аспекты влияния на ТЭК

За два дня до саммита ООН по климату, состоявшемся 23.09.2019 в Нью-Йорке, Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал Постановление Правительства о принятии Парижского соглашения (ПС).

О том, какие последствия в связи с этим ожидают Россию, и что следует предпринять для развития экономического потенциала страны в новых условиях, обсудили на «круглом столе» комитета по энергетике Государственной Думы РФ представители федеральных и региональных  власти, ученые, руководители энергетических компаний, профессиональных объединений и ассоциаций, эксперты в области климата и энергетики. Информационную поддержку обеспечивал журнал «Вести в электроэнергетике».

Решение принято. Что дальше?

Цель Парижского Соглашения – не допустить глобального изменения климата на планете. Для этого следует удерживать рост температуры, которая повышается на 4оС в год, на уровне 2оС, а лучше – 1,5оС. Добиться поставленных задач можно, только объединив усилия всех стран для снижения антропогенного воздействия на природу. В соответствии с требованиями ПС каждая страна-подписант берет на себя добровольные экологические ограничения при ведении экономической деятельности.

Постановление правительства РФ о принятии Парижского соглашения поставило точку в споре между сторонниками и противниками ратификации ПС. Напомним: российский бизнес выступал против подписания климатического документа, пока оно не будет доработано по ряду ключевых позиций и пока из него не уберут пункты, ставящие российскую экономику в заведомо невыгодные условия. Следует уточнить, что эксперты видят угрозу не в самом Парижском Соглашении, которое является вполне сбалансированным документом, а в механизмах его реализации, включающих «углеродный сбор», создание «безуглеродных зон», ввод системы торговли квотами.

Несмотря на это, правительство России сочло возможным принять Соглашение в том виде, в котором оно существует.

 Главный риск – мы сами

— Больших рисков Парижский документ для нас не несет, — сказал, открывая заседание «круглого стола» председатель комитета ГосДумы по энергетике Павел Завальный. – Главный риск — это мы сами, со своими несовершенными законопроектами и нормативно-правовыми актами.

Глава комитета напомнил, что наша страна является мировым лидером по сокращению выбросов парниковых газов (ПГ): с 1990 по 2017 гг. их уровень снизился на 49%, что объясняется не только обвальным падением экономики в 90-е-начале 2000-х годов, но и модернизацией энергетики, внедрением энергосберегающих технологий в промышленной сфере, ЖКХ, сельском хозяйстве, на транспорте и других областях экономики.

Россия обладает потенциалом для реализации и более эффективных мер по сохранению климата: развитие лесов с целью повышения поглощения парниковых газов лесами, стимулирование энергоэффективности и энергосбережения.

В то же время РФ является крупнейшим производителем электроэнергии и поставщиком ископаемых энергоресурсов (уголь, газ, нефть) на мировой рынок. А Парижское Соглашение нацелено на поддержку стран с низкоуглеродной экономикой, продукция этих государств имеет преимущества на мировых рынках. Есть основания полагать, что России могут быть предъявлены претензии, в том числе финансовые, только за то, что она обладает колоссальными запасами углеводородов и что базовой отраслью экономики является ТЭК.

В сложившихся реалиях, необходимо максимально грамотно защищать интересы страны на международных площадках. Внутри страны необходимо ускорить разработку проекта «Стратегии долгосрочного развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г.», а также существенно доработать законопроект, подготовленный Минэкономразвития РФ, «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные акты в Российской Федерации».

С предвзятой точки зрения

Никто еще не доказал, что антропогенная деятельность человека влияет на изменение климата. Текущее изменение климата авторитетные ученые рассматривают как естественные процессы, которые происходят в природе на протяжении всей ее истории. Тем не менее, нам приходится отвечать на существующие вызовы.

Статус Парижского соглашения может серьезно повлиять на политику любого государства, подчеркнул первый заместитель председателя комитета ГосДумы РФ по энергетике, член редакционного совета журнала «Вести в электроэнергетике» Сергей Есяков. В частности, уже сейчас 130 крупнейших банков подписали соглашения об ограничении кредитования сферы углеродной энергетики. Подписан глобальный договор мэров 7400 городов о снижении выбросов ПГ, идет объединение компаний, декларирующих развитие «зеленой энергетики» и т.д. На международном и внутриполитическом поле предлагается задействовать целый ряд инструментов, которые противоречат национальным интересам нашей страны. Не допуская принятия неприемлемых для нашей страны решений, мы должны в то же время сосредоточиться на решении действительных

В нашей стране на производство и потребление энергоресурсов приходится 75-85% парниковых газов (ПГ). При этом практически все произведенные парниковые газы поглощаются лесами. Фактор поглощающей способности российских лесов в Парижском соглашении не учитывается, но его нужно продвигать на всех международных площадках.

Вместе с тем, нам необходимо реализовать комплекс мер в энергетике, нацеленных на сокращение выбросов ПГ. В числе этих мер — развитие комбинированной генерации, модернизация ТЭС, поддержка энергоэффективных технологий

Основными производителями выбросов парниковых газов являются 4 отрасли: электроэнергетика, нефтедобыча, транспорт и металлургия. Неслучайно они более всего обеспокоены неожиданной ратификацией ПС.

— При принятии Парижского соглашения, Россия сделала ряд заявлений, нацеленных на защиту страны. В частности, в Постановлении правительства РФ отмечается, что использование Соглашения как барьера для устойчивого социально-экономического развития страны считается неприемлемым, — пояснила статс-секретарь, заместитель Министра энергетики РФ Елена Бондаренко. — Климатическое соглашение нельзя реализовывать с предвзятой точки зрения и ставить в заведомо невыгодные условия страны-экспортеры энергоресурсов.

Представитель министерства сказала, что на саммите в ООН Минэнерго представило свое видение структуры энергетики и настоятельно потребовало отделить тему развития возобновляемой энергетики от темы сохранения климата. И обязательно учесть в ПС поглощающую способность российских лесов.

Е. Бондаренко добавила, что Россия при любых сценариях развития экономики выполнит требования Парижского соглашения. Потому что в отличие от многих стран, она обладает самой совершенной структурой топливно-энергетического баланса и достаточно чистой генерацией.

Принятие Парижского Соглашения состоялось, добавила она. Сегодня наша задача – обеспечить развитие грамотного законодательство, которое не будет провоцировать рост тарифов и усиление перекрестного субсидирования из-за введения всевозможных штрафов.

Чем страшен «углеродный след»

«Углеродный след» — это еще один законный способ отъёма денег у богатых ископаемыми ресурсами государств. При поставке товаров на мировой рынок, компания-поставщик должна будет отчитываться, какой была доля выбросов ПГ при производстве конечного продукта. Причем учитываются не только прямые, но и косвенные выбросы (например, сколько потрачено электроэнергии и пр.). Руководитель проекта Департамента экспертизы и новых технологий НП «Совет рынка» Алексей Белокрыс подчеркнул, что «низкоуглеродный след» — это новый инструмент конкуренции между участниками рынка. Низкоуглеродным товарам он дает преимущества на рынках; компаниям, их производящим, – выгодные кредиты. Товары с высоким содержанием «следа» могут не только не пустить на рынки, но и обложить штрафными санкциями. Россия при всех своих энергетических богатствам, отличается низкоуглеродной экономикой (за счет природных особенностей и природоохранных мероприятий). Но словами этого не докажешь: нужен механизм снижения «следа». Один из инструментов – «зеленый сертификат», который выдается владельцу генерирующего объекта.

Участники «круглого стола» осторожно отнеслись к предлагаемому «зеленому сертификату», отметив, что при определенных обстоятельствах он может выступать и как элемент экономического шантажа.

Заместитель генерального директора Институт естественных монополий  Александр Григорьев считает, что углеродное регулирование должно стать частью экономической политики страны. Недопустимо  вводить углеродное регулирование поспешно, как на том настаивают Минприроды вкупе с Минэкономразвития. В соответствии с Парижским соглашением, размер налога на выброс парниковых газов для стран с развитой экономикой, к которым относится Россия, составляет 15 долларов за тонну. Суммарный объем «углеродных платежей», по данным ИПЕМ,  для отечеуственной промышленности, энергетики, транспорта и сельского хозяйства на первом этапе составит 40 миллиардов долларов в год, а в дальнейшем вырастет до 100 миллиардов. Наша экономика такого давления не выдержит. Поэтому наша задача не только определиться не с набором мероприятий, нацеленных на выполнение Парижского соглашения, но и выработать стратегию обоснованной защиты интересов страны.

Зависть бедных

Основой всех экологических проблем многие борцы за экологию считают уголь. Проблемы с выбросами ПГ и в том числе СО2 на теплоэлектростанциях тоже во многом связывают с использованием угля. Отдельные эксперты угольную энергетику «хоронят» на протяжении многих лет. На «круглом столе» в Государственной Думе также прозвучал прогноз о скором закате угольной генерации, с чем категорически не согласился генеральный директор АО ХК «СДС-Уголь» Геннадий Алексеев. Он напомнил, что уголь добывают по всему миру и добыча его не снижается. В прошлом году в мире добыто 8 млрд. тонн «черного золота». За российским углем стоит очередь из импортеров Европы и Азии, потому что наш уголь считается одним из самых качественных на мировом рынке.

Кто бы что ни говорил, заявил Г. Алексеев, уголь является самым устойчивым, безопасным, экологически чистым видом топлива. Его при перевозке водным транспортом даже не страхуют от экологических загрязнений в случае аварийной ситуации. Поскольку попавший в воду уголь не наносит вреда биоресурсам.

Глава «СДС-Уголь» развеял расхожее мнение о том, что мир уходит от угольной генерации, а Европа от нее вообще почти отказалась. Ежегодно в мире вводится 50 ГВт угольных мощностей, при том, что выводится 20 ГВт.

На самом деле Европа добывает и потребляет угля намного больше, чем Россия, а по выбросам парниковых газов с угольных ТЭС она почти втрое превосходит РФ. Вот сравнительные данные по России и Германии по добыче, потреблению угля и выбросам парниковых газов:

Германия                                             Россия

                          Добыча, млн. т

      664                                                    439

                      Потребление, млн. т

      843                                                    234

                       Выбросы ПГ, млн. т

     4084                                                  1578

Практика подтверждает: уголь остается востребованным топливом практически повсеместно. И задача стоит не в отказе от «черного золота», а в целенаправленном развитии чистых угольных технологий. В развитых в энергетическом отношении странах Европы и Америки чистые угольные ТЭС уже есть. России  тоже это необходимо активнее заниматься данным вопросом.

Г. Алексеев также обратил внимание на то, что зачастую ярыми противниками угля выступают в основном те страны, где уголь заканчивается, либо добыча больше не ведется. Именно они стараются поменять систему финансовых потоков «под себя», заставляя платить другие страны за свои новшества в виде неуглеродной энергетики. Именно они придумывают новые финансовые инструменты давления на богатые углем государства. Это – зависть бедных.

Мы должны четко понимать, что дискриминация российского ТЭК подобных завистников через изменение нормативно-правовой базы на международных рынках, через использование влиятельных организаций и объединений крайне опасна. И строить с учетом этого свою политику.

«Присоединившись к Парижскому соглашению, мы получили возможность участвовать во всех международных дискуссиях, доносить свою точку зрения до других государств и защищать интересы нашей страны на всех возможных международных площадках», — резюмировал заместитель генерального директора по стратегии и корпоративной политике АО СУЭК Серей Твердохлебов.

В рамках обсуждения от участников дискуссии прозвучало много предложений. В течение ближайшей недели они будут сформированы в рекомендации и направлены соответствующие инстанции: Правительство РФ, Минприроды, Минэнерго, Минэкономразвития, МИД, Государственную Думу и Совет Федерации РФ для дальнейшей работы.

Источник: Вести в электроэнергетике